О праве художника на провокацию

В последнее время в русскоязычных СМИ много разговоров о фильме «Матильда» и о спорах вокруг него. Православные оскорблены не должным упоминанием имени последнего русского царя. Тем более, что в связи со страшными обстоятельствами смерти, все члены царской семьи были признаны мучениками 

В свою очередь, креативная общественность России оскорблена тем, что от неё потребовали учитывать мнение тех, кто не входит креативную тусовку.

Налицо две стороны, каждая из которых считает себя оскорблённой, то есть, конфликтная ситуация. Понятно, что такая постановка вопроса не позволяет вести разговор о художественных достоинствах фильма «Матильда». Хотя сложно предположить, что у сценария сочинённого в жанре «mockumentary», (to mock означает «насмехаться, издеваться»), могут быть художественные достоинства.

Как правило, в СМИ высказывания вокруг скандальной ситуации сопровождаются упоминанием косности православного люда. Вот, дескать, какие мракобесы, фильм ещё не вышел, а они уже осуждают.

Как они могут судить о фильме, которого не видели? И какое право у православных считать себя оскорблёнными? Ведь речь идёт о праве режиссёра трактовать исторические события в собственном произведении. Где тут повод к оскорблению? 

И ещё. Какое право у группы людей навязывать всему обществу своё понимание оскорбления? Тем более, если фильм рассказывает об исторических событиях, то что уж тут возмущаться? Что за странные попытки воевать с историческим прошлым? Ну, раз такое было в истории?!

Попробуем рассмотреть каждый из упомянутых тезисов предметно. Чтобы не впасть в голословные рассуждения, давайте рассуждать, опираясь на опыт случаев уже имевших место в общественной практике. К тому же если речь зашла о фильме исторической тематики, имеет смысл рассмотреть реальные исторические примеры. Так сказать, опереться на прецеденты.

Тезисы к рассмотрению. Подлежат ли безусловному рассмотрению любые факты прошлого? Какое право у оскорблённого оскорбляться историческим прошлым? И какое право у оскорблённого навязывать обществу свой подход к ситуации? На самом ли деле право художника находится выше ценностей гражданского мира в обществе?

Чтобы сделать тему наглядней для защитников права автора на свою трактовку, попробуем рассуждать не с позиции защиты прав православных, а с позиции защиты интересов какой-нибудь другой части социума, допустим, евреев. 

Начнём с тезиса, что любые факты прошлого подлежат безусловному рассмотрению. Так ли это? 

Историческое прошлое нашей страны хранит память об уничтожении жителей львовского гетто. В числе тех, кто причинил множество мучений обитателям гетто, было 750 евреев, служивших во внутренней полиции гетто. О том, какие отношения были между полицией гетто и его обитателями говорит тот факт, что восстание в таком же гетто в Варшаве началось с истребления еврейской полиции. Уместно ли сегодня вести разговор о страшном вкладе, который внесла в Холокост еврейская полиция еврейских гетто?

Представляется, что ответ должен быть только отрицательным. Ради гражданского мира в обществе.

Следующий тезис: «Какое право у оскорблённых оскорбляться историческим прошлым? Это же история».

Что ж, обратимся к истории. В Восточной Европе представителей еврейского народа две тысячи лет называли этнонимом «жиды». Те, кто читал Карамзина или Гоголя, помнят неоднократное упоминание этого названия. Кстати, самоназвания. В Польше и Литве, данный этноним употребляется до сих пор. А вот в России представители еврейского народа сочли это наименование оскорбительным для себя. И потребовали впредь не упоминать этнонима. Общество России пошло навстречу оскорблённым. В результате, в нашей стране прежняя форма обращения к евреям, вышла из обращения. То есть общество России пошло навстречу требованиям сравнительной небольшой группы социума.

Было ли такое решение правильным? Как показывает опыт, да. 

Очередной тезис. «Какое у православных право судить о фильме, навязывая обществу цензуру?»

Опять таки имеет смысл опереться на исторический прецедент. Вот, например, был в историческом прошлом Германии такой опыт, когда один финансист обобрал жителей целого государства. Данный случай описан в романе Лиона Фейхтвангера «Еврей Зюсс». Факт присвоения Зюссом чужих денег, в самом романе кстати, не оспаривается, а преследование Зюсса обобранными жителями объясняется антисемитизмом. 

Так вот, вышедший в Германии фильм с тем же названием, что и роман Фейхтвангера, навсегда вошёл в историю кино, как пример махрового антисемитизма, то есть, фильма, направленного против репутации целого народа. 

Я не видел этого фильма. Вправе ли я согласиться с мнением тех, кто запретил этот фильм? Нет ли здесь пресловутого цензурного нажима? Следует ли добиваться массового обсуждения этого фильма, чтобы сделать адекватные выводы? 

Уверен, что если бы кто-то сейчас попытался организовать демонстрацию данного фильма в России, это сочли бы преступлением против всего общества и его ценностей. Как видим, при таком подходе право художника на особое мнение даже не обсуждается. Гражданский мир дороже. 

Какой вывод можем сделать из данных прецедентов? Мы видим, что если какая-то часть общества считает нечто оскорбительным для себя, всему обществу в целом имеет смысл учесть данное мнение для сохранения гражданского мира. 

Но из сказанного следует ещё один вывод. Гражданское общество просто не выживет, если права одной части общества не будут распространяться на все группы общества в целом. Право носит универсальный характер. Стало быть, права православных подлежат защите в той же степени, что и права евреев.

Для предмета нашего разговора перечисленные обстоятельства означают, что если общество России заинтересовано в сохранении гражданского мира, то в оценке фильма «Матильда» следует опираться на мнение православных. Это представляется наименее затратным выходом из конфликтной ситуации, заданной фильмом «Матильда».

Места
Персоны

Комментарии

Н

Что то я не понял - если общество будет опираться на исторические факты, из которых известно, что в народе Николая звали не иначе как Николаем Кровавым, то православное сообщество объявит о том. что гражданский мир более им не поддерживается, т.е. в сущности гражданскую войну? Не много ли на себя берете, гражданин Шуйский?

АК

Вся эта возня вокруг Учителя и его "Матильды" так явно отдает мракобесием! Когда этим занимается недо-прокурор и недо-депутат Поклонская - это одно, но когда "в бой" вступает церковь - совсем иное. Это уже похоже на поиск "ведьм". А если быть объективным, то Николай  не есть святой, поскольку "отмучился" вовсе не за веру. И еще - кто сказал, что царственным особам не присущи грехи человеческие? Это так, в качестве реплики...

СС

Смотрю я на вас, господа-товарищи, и вижу, что вы достойный продукт большевистской школы!

 Нет для вас хуже народа, чем русские: цари у них уродские, церковь у них неправильная, история ненормальная!

Осталось всё забрать у дурацкого народа и передать в "просвещённые руки" англо-саксов!

Эх вы! Недотыкомки!

СС

Что-то я не понял, от чьёго имени тут высказаны претензии к русскому государю?

И главное за что?

"в народе Николая звали не иначе как Николаем Кровавым".

Рискну предположить, и даже уверен, что имя этого народа начинается не с той буквы, что "русские".

Вот факты истории: В мае 1899 года по инициативе Николая II в Гааге открылась первая мирная конференция по разоружению. Потом был вторая гаагская конференция. Обе международные конвенции выработали законы и обычаи войны, послужившие базой для комплекса норм международного гуманитарного права.

Наш русский царь был великим гуманистом за что его и уничтожили банкиры УОЛЛ-СТРИТА.

А чтобы мы не могли предъявить им претензии за уничтожение национального русского государства,

(кто-то будет спорить, что в 1917 году было разрушено русское национальное государство?),

нам в рамках школьной программы вбивали в голову, что государство у нас было неправильное, и народ мы дикий, а самые правильные люди это те, кто организовал массовые убийства русских у кровавой гражданской войне!

 

 

Г

Царь - предатель был настолько добр,  что запретил русским войскам стрелять в противника. Он был настолько добрым, что предал не только русский народ,  но и свою семью.

Н

Ну вот вам гражданин слова истового царя-гуманиста Николая II, датированные 18 мая 1896 года:

«До сих пор всё шло, слава Богу, как по маслу, а сегодня случился великий грех. Толпа, ночевавшая на Ходынском поле, в ожидании начала раздачи обеда и кружки* напёрла на постройки, и тут произошла страшная давка, причём, ужасно прибавить, потоптано около 1300 человек!! Я об этом узнал в 10 1/2 ч. перед докладом Ванновского; отвратительное впечатление осталось от этого известия. В 12 1/2 завтракали, и затем Аликс и я отправились на Ходынку на присутствование при этом печальном "народном празднике". Собственно, там ничего не было; смотрели из павильона на громадную толпу, окружавшую эстраду, на которой музыка всё время играла гимн и "Славься". Переехали к Петровскому, где у ворот приняли несколько депутаций и затем вошли во двор. Здесь был накрыт обед под четырьмя палатками для всех волостных старшин. Пришлось сказать им речь, а потом и собравшимся предводителям дворянства. Обойдя столы, уехали в Кремль. Обедали у Мама в 8 ч. Поехали на бал к Montebello. Было очень красиво устроено, но жара стояла невыносимая. После ужина уехали в 2 ч».

Русский царь говорите? Ну-ну. Сын датской принцессы и муж принцессы германской Алисы был лишь на 1/128 русской крови. Увы и ах!

 

С

Наблюдателю.

Толковище на Ходынке устроила толпа. О том, как это было  оставил воспоминания король репортажа Владимир Гиляровский. Об этом смотреть здесь: http://his.1september.ru/2001/20/1.htm

Причём здесь родословная царя, ума не приложу. Ваши умозаключения против русского царя напоминают антилужковскую истерику в россиянских СМИ: "Упал Тунгусский метеорит. Казалось бы, причём здесь Лужков?"

Н

Родословная очевидно при том, что русскости в нем было не более 1/128. И кровной и духовной. Вопрос ведь не в том, кто устроил давку на ходынском поле. Вопрос в том, как на это надо реагировать. И мы видим как отреагировал этот "духовный" лидер русского народа - поехал на бал в дом Шереметьевых, о чем сам и написал.

А вот что по этому поводу написал его дядя - Великий князь Александр Михалович:

— Помни, Никки, — закончил он, глядя Николаю II прямо в глаза, — кровь этих пяти тысяч мужчин, женщин и детей останется неизгладимым пятном на твоём царствовании. Ты не в состоянии воскресить мёртвых, но ты можешь проявить заботу об их семьях. Не давай повода твоим врагам говорить, что молодой Царь пляшет, когда его погибших верноподданных везут в мертвецкую...
Мои братья ни могли сдержать своего негодования...
Вечером Император Николай II присутствовал на большом балу, данном французским посланником. Сияющая улыбка на лице великого князя Сергея заставляла иностранцев высказывать предположения, что Романовы лишились рассудка. Мы, четверо, покинули бальную залу в тот момент, когда начались танцы, и этим тяжко нарушили правила придворного этикета

Оставить комментарий