В бюджет дольют бензина

Часть налоговых изъятий у нефтяного сектора, которые Минфин планирует для наполнения бюджета 2017 года, может быть переложена на потребителей через акцизы на топливо

Вчера на многочасовом совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича представители профильных ведомств и нефтекомпаний решали, как лучше изъять у отрасли 200 млрд руб. дополнительных налогов, чтобы закрыть часть дыр в бюджете 2017 года. "Ъ" стали известны предлагаемые варианты (итоги совещания на 22:30 14 сентября известны не были).

Минфин исходно предложил просто повысить базовую ставку НДПИ на нефть на 2017 год примерно на $1 на баррель (с 473 руб. на тонну до 1392 руб.). Это позволяло собрать с отрасли дополнительно 238 млрд руб., с учетом снижения налога на прибыль чистые поступления в бюджет составили бы примерно 200 млрд руб. Еще 55 млрд руб. должны прийти в результате роста экспортной пошлины на мазут (с 82% от ставки пошлины на нефть до 100%), но они уже учтены Минфином. Попытки "Роснефти" отсрочить повышение мазутной пошлины, по словам собеседников "Ъ", не привели к успеху.

Но нефтяники выступили с альтернативной идеей: увеличить ставку НДПИ не так сильно, заместив это ростом акцизов на топливо. Фактически это означает, что увеличение налоговой нагрузки будет частично переложено на потребителей. Сейчас ставки акцизов на бензин и дизельное топливо составляют 10,13 тыс. и 5,29 тыс. руб. на тонну, они должны снизиться в 2017 году до 7,43 тыс. и 5,09 тыс. руб. Идея нефтяников в том, чтобы в 2017 году акцизы не снижать. Это даст бюджету дополнительно 97-100 млрд руб., НДПИ может вырасти лишь на 243 руб. Есть и вариант роста акциза на дизельное топливо примерно на 1 руб. на литр, что позволит увеличить НДПИ всего на 128 руб.

Эти предложения выгодны прежде всего тем, у кого добыча нефти существенно превышает ее переработку — "Роснефти", "Сургутнефтегазу", ЛУКОЙЛу, а также маленьким компаниям, у которых вообще нет переработки. Но в целом, говорят в нефтекомпаниях, они все заинтересованы по возможности уменьшить рост НДПИ за счет акцизов.

Во-первых, потому, что на последующее снижение НДПИ никто не надеется, а шансы на уменьшение акцизов есть. Во-вторых, если нефтяники согласятся на рост НДПИ, ничто не мешает Минфину в начале 2017 года инициировать незапланированный рост акцизов, как это уже произошло в 2016 году. Если акцизы поднять сейчас, то снова сделать это в течение года будет сложнее из-за риска резкого роста цен на топливо. НДПИ по закону в течение года изменить нельзя.

Третий вариант, также возникший в среде нефтяников,— вообще не повышать НДПИ, собрав требуемую сумму за счет сохранения акцизов на уровне 2016 года и экспортной пошлины. Для этого требуется увеличить ставку пошлины примерно на 450 руб. на тонну. По действующему закону в рамках налогового маневра коэффициент в формуле экспортной пошлины на нефть должен снизиться в 2017 году с 42% до 30%. По словам собеседников, необходимый рост пошлины эквивалентен примерно 4 п. п., то есть коэффициент может составить 34%. Впрочем, большинство собеседников сомневается, что эта схема пройдет. "Представители Минфина на совещаниях не раз говорили, что они не хотят больше связываться со ставкой пошлины",— отмечает один из источников.

Для потребителей вариант с небольшим ростом НДПИ и повышенными акцизами будет самым болезненным, полагает Михаил Турукалов из "Аналитики товарных рынков". "Мы получим ситуацию, при которой экспортная пошлина на нефть и нефтепродукты снизится, а акцизы не снизятся или даже вырастут, что соответственно приведет к росту netback и привлекательности экспорта",— отмечает он. Это означает, что баланс цен на топливо между внутренним рынком и экспортом может быть достигнут только на более высоком ценовом уровне, чем в этом году.

В 2016 году акцизы выросли почти на 3 руб. на литр, но нефтяники смогли переложить в конечную цену топлива только чуть более рубля. Хотя источники в компаниях говорят об этом как о "социальной ответственности бизнеса", многие на рынке полагают, что в реальности медленный рост цен на топливо отражает соотношение спроса и предложения. При этом экспорт оставался в текущем году в целом менее привлекательным из-за низких цен на нефть. Многое, полагает Михаил Турукалов, зависит от стоимости нефти в 2017 году — если она будет расти, внутренние цены на топливо очень быстро потянутся следом.

Места

Комментарии

Оставить комментарий