Новомученики — это герои, а без героев не может существовать народ

28 октября, в Ханты-Мансийске, по благословению митрополита Павла в рамках проведения регионального этапа XXVI- х Международных Рождественских образовательных чтений состоялась конференция «Уроки столетия: подвиг веры и верности», приуроченная к Дню памяти жертв политических репрессий. 

Фото: Игорь Дементьев

 О подвиге веры и верности, который стяжали положившие жизни, но не отступившие от веры священники и миряне в то время, рассказала организатор конференции, заслуженный деятель культуры Югры, секретарь комиссии по канонизации святых, журналист и писатель, автор книги «Вера в опале», эксперт ОНФ в Югре Светлана Поливанова. Сегодня мы публикуем ее выступление. 

В этом году в России отмечают 100-летие со дня революции 1917 года. Это важный повод для того, чтобы осмыслить уроки столетия. Что касается минувшего, то, по мнению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, выступавшего с докладом на 25 Международных Рождественских  образовательных чтениях "они были попущены божественным промыслом, дабы мы могли с уверенностью сказать, что видели страшную бездну, в которой нет Христа, но, по словам русского философа Ивана Ильина, восхотели божьего, чтобы очиститься и возродиться, и исткать ткань новой России".

Огромное количество политиков, общественных деятелей, педагогов,  инженеров  приветствовали Февральскую революцию.  Исследователи утверждают, что в  первые дни революции  среди архиереев наблюдалось достаточно различное,  едва не до полярностей, восприятие революционных событий: от высказываний радости о политическом перевороте (епископ Красноярский Никон) до призывов восстановить в стране монархическое правление (епископ Пермский Андроник). 

На первом собрании Святейшего Синода после февральской революции из зала заседаний было вынесено кресло обер-прокурора, находящееся до этого во главе стола. Тогда архиепископ Арсений  Стадницкий  воскликнул фразу произнесённую многими: «Вот выносят символ цезарепапизма!».  Вся остальная жизнь митрополита наполнена гонениями и страданиями , которые как в горниле очищали его душу от  грехов и прежних заблуждений.  Он решительно отказался поддержать обновленчество, был несколько раз в ссылках,  будучи митрополитом Ташкентским и Туркестанским, служил под открытым небом возле часовни «Всех скорбящих радосте», так как все храмы Ташкента  в начале 30-х годов были закрыты.

«Уроки Божьи порой очень тяжелы, -говорил во время проповеди в день освящения храма в честь новомучеников и исповедников российских епископ  Егорьевский Тихон Шевкунов. -  Те люди, которые приветствовали свержение самодержавия, эти люди уже через несколько месяцев ужасались и плакали кровавыми слезами, потому что страна разрушилась уже к лету 1917 года.  Страна рухнула и попала в руки антихриста.  Беспечность, малодушие,  неверность людей долго терпятся Богом, но потом наступает время, когда отступники от веры,  благодаря испытаниям и мученическому пути вернулись ко Кресту,  обрели смысл своей жизни, цель своей жизни -соединение с Богом, со Христом. Это происходило подобно тому,  как произошло с разбойником на Голгофе. «Помяни мя, Господи, во Царствии твоем»: никаких подвигов, никакого особого благочестия. Измена, трусость и обман, как писал в своих дневниках  государь  Николай 11.  По отношению к церкви, к Господу, к тому историческому пути, который они видели и им пренебрегли».

Это было тяжелейшее время нравственного выбора, рождаемого порой  в муках, опасения, сомнениях.   Люди проверялись временем на силу духа, глубину веры и стойкость характера, которые после возводили претерпевших до конца на вершины мученичества.   И именно в такие времена, когда нельзя спрятаться за лицемерием и малодушием, когда идет борьба неприкрытая, страшная, чудовищная, и проявляется человек, какой он есть на самом деле. И именно такие времена дают  миру святых и исповедников. 

«За что такая скорбь душе нашей? – писал в одном из писем священомученикОнуфрийГагалюк, пребывавший в ссылке в 1929 году в Сургуте, - за неверие, богохульство  и кощунство высших, за богоотступничество многих из бывших епископов и иереев - ныне обновленческих и иных раскольников, за равнодушие к святыням, и маловерие многих, считающих себя православными!». Судьба епископа Онуфрия наполнена гонениями, притеснениями, унижениями. 

Сразу после первой архиерейской службы к епископу Онуфрию (Гагалюк) пришел представитель обновленческого ВЦУ с предложением сотрудничать. Епископ решительно заявил, что никакого ВЦУ не признает. Вскоре был арестован. Два года спустя, вспоминая свои скитания по тюрьмам, владыка писал: «Немного прожито, но много пережито. Всего лишь два года я епископ, но… из этих двух лет я провел шесть месяцев в узах. Я вспоминал свои грехи вольные и невольные и радовался, что Господь дал мне пить чашу страданий за мои согрешения».

Последняя его ссылка была на Дальний Восток в марте 1936 года. В июле 1937 года  правительство СССР приняло постановление № 51/94, в соответствии с которым комиссаром внутренних  дел был отдан оперативный приказ № 0047 о расстреле находившихся в тюрьмах и лагерях исповедников. Против архиепископа Онуфрия было начато новое дело. Архиепископ был расстрелян 1 июня 1938 года. Вместе с ним расстреляны епископ Новгородский Антоний (Панкеев)и 15 церковнослужителей. За 10 лет до принятия мученической кончины, находясь в ссылке, архиепископ Онуфрий писал: «Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот дьявол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. Посылаются эти гонения для испытания нашей верности Богу. И за твердость ожидает нас венец жизни…Гонения- крест, возложенный на нас самим Богом». 

Сотни мучеников за веру прославленных и непрославленных были сосланы к нам в Сибирь.  Некоторые из них уже причислены к лику святых.  Идет работа по прославлению других. Так в Ханты-Мансийской епархии была создана Комиссия по канонизации святых  согласно решению Управляющего епархией в соответствии с определением Священного Синода от 6 октября 2011 года, а  так же согласно решения Освященного Архиерейского Собора, прошедшего в Москве 31 марта – 4 апреля 1992 года в котором сказано: «Образовать во всех епархиях Русской Православной Церкви комиссии по канонизации святых для сбора и изучения материалов к канонизации подвижников веры и благочестия, особенно мучеников и исповедников XX столетия, в пределах каждой епархии» 

В состав Комиссии  входят священнослужители, представители общественности, Службы по делам архивов ХМАО-Югры. На заседаниях Комиссии    были рассмотрены дела иерея ЕфимияОболтина, иерея  Александра Тоболкина, монахини Анны Чемагиной, мирянина Михаила Иванникова, пострадавших за веру в годы гонений на Русскую православную церковь на территории современной Югры.
Иерей ЕфимийОболтин прибыл на служение в Самарово (ныне Ханты-Мансийск) в храм Покрова Пресвятой Богородицы в 1917 году. 

Его предки пришли в Сибирь вместе с казаками Ермака. Обосновались в Березово. Жили, по воспоминаниям самого священника, очень скромно. В начале 20 века иерей Ефимийзаканчивает Тобольское низшее училище. Работает в селе Мужи Березовского района учителем Мало-Атлымского сельского начального училища с 1904-1909 г.г. Затем принимает священнический сан. В Самарово (ныне Ханты-Мансийск) священник прослужит лишь два года. В 1919 году он первый раз был арестован, его обвинят в том, что читал с амвона церкви воззвания Колчака. В результате батюшка выслан за пределы Самарово. И больше 10 лет прослужит в церкви села Березовском Дубровной волости Тобольского уезда. В 1928 году вновь арестован.

Как сообщает «свидетель» обвинения, иерей Ефимий на вопрос: «Сколько еще будет служить?», ответил ему: «Буду служить, пока не арестуют». С 1928 года отбывал заключение в течение 7,5 месяцев в Тобольске, затем переведен в другую тюрьму. После служит год в церкви Прокопия Устюжского в селе ЛиповкаБайкаловской волости. В материалах очередного следствия говорится, что после решения верующих на общем собрании о закрытии церкви и сдаче колоколов государству, отец Ефимий «служа обедню, выступил со слезами перед верующими с проповедью, в которой призывал на защиту церкви и веры, говорил, что на землю спустился антихрист и оскверняет церковь, заставляет людей под силой оружия отказаться от своей веры».

В 1930 году осужден по статье 58-10 УК РСФСР на 5 лет ссылки в Казахстан, через два года освобожден досрочно с лишением права проживания в 12 пунктах Уральской области на оставшийся срок. Жил в селе Архангельском Бишкульского района Северо-Казахстанской области и работал в детском доме счетоводом-кассиром. В 1937 году вновь арестован. Расстрелян 6 ноября в Петропавловске вместе со священником Иоанном Златомержевым, ныне причисленного к лику святых.

«В 1937 году решили судьбу моего деда, великомученика, окончательно,- пишет в письме внучка священника Татьяна Буянская. - Мы с дочерью читали акт об исполнении приговора: пять человек расстреляно за 15 минут!  Больно, как больно это всё читать и осознавать».

Большая часть священнического служения иерея Александра Тоболкина связана с Березово. Здесь он служил вначале дьяконом с 1922 по 1927 г.г., затем священником с 1933 года до момента ареста в 1937 году. Его жизненный путь наполнен гонениями: священник несколько раз находился под следствием. По показаниям одного из свидетелей обвинения, после принятия новой Конституции в 1937 году отец Александр  стал каждый день проводить богослужения, тем самым привлекая все большее количество зырян, туземцев. Это не могло нравиться безбожной власти. 3 сентября 1937 года было сфабриковано новое дело, согласно которому священник обвинялся в руководстве контрреволюционной группой. Виновным себя не признал, никого не оговорил, от веры не отрекся. Иерей Александр Тоболкин расстрелян 17 ноября 1937 года в г. Тюмени.

Михаил Герасимович Иванников был сослан из Орловской области в Самаровский район в 1944 году, как «член секты истинно-православных христиан». Тогда в Самарово прибыл целый теплоход с ссыльными за веру. Это были христиане, которые считали советскую власть антихристовой, и поэтому в колхозах не работали, в комсомол и партию не вступали, отказывались служить в армии. Практически сразу после приезда в марте 1945 года Михаил был арестован. Михаил Герасимович закончил Орловскую духовную семинарию, и поэтому представители новой власти считали его священником. Хотя таковым он не являлся.  Свидетели утверждают, что проходящих по одному с ним делу били во время следствия, заставляли отказаться от веры, они также слышали стоны из камеры, где находился Михаил. 28 мая 1945 года Михаил Герасимович умер в тюрьме НКВД Ханты-Мансийска.

В то время, когда был арестован Михаил Герасимович, забрали  его младших детей в детский дом. Вскоре была арестована и его жена – Мария Степановна. Она умерла во время отбывания наказания в 1946 году. В следственных материалах есть ее пророческие слова, обращенные к собратьям по вере: «Братья и сестры, не бойтесь наказания антихристов…Сам Господь переносил все муки и страдания, берите пример с мучеников…».

Монахиня Анна Чемагина была сослана в юрты Реполовские Самаровского (ныне Ханты-Мансийского) района за то, что проводила «контрреволюционную деятельность», которая выражалась в «исполнении религиозных обрядов». В Реполово продолжала ходить в черном одеянии, исполняла те самые религиозные обряды, помогала ссыльному священнику Александру Пантуеву. В числе 13 стариков активно выступала за сохранение в селе церкви. Потом это дело назовут делом «церковников». Все 13 человек были расстреляны в Ханты-Мансийске (прах их покоится возле КТЦ «Югра-Классик) осенью 1937 года.

19 сентября 2016 года  в Реполовской школе мы провели вечер памяти, посвященный мученикам за веру. Очень  надеемся, что подобные мероприятия станут традиционными в этой школе. После окончания  мероприятия одна из учениц в интервью телевидению сказала, что она гордится тем, что  является землячкой  настоящих героев и что земля, на которой она живет, святая.
Мне вспоминаются слова нашего Патриарха Кирилла о том, что  новомученики — это герои, а без героев не может существовать народ, не может существовать нация. 

В 2017 году в России  вспоминают сразу несколько событий, которые кардинальным образом повлияли на ход истории.   Мы все чаще и чаще обращаемся к трагическим страницам нашей истории.  Но не с целью очернить или заклеймить. 

«Сила общества заключается   в способности различать добро и зло, пусть и по прошествии времени, - написал в предисловии к моей книги «Вера в опале», ныне покойный протоиерей Алексей Сидоренко, который всегда ратовал за сбор материалов мучеников за веру в Югре. - Но это невозможно сделать без честной оценки нашей истории и тех, кто эту историю осуществлял своими судьбами. Возможно, и судьба нашей страны  будет зависеть от того, станет ли духовный подвиг гонимых праведников нашим жизненным достоянием. Ибо история это не абстрактная категория. Ее плоть ткется всеми действующими лицами здесь и сейчас». 

Совершенно ясно, что в деле прославления новомучеников, отмечал  на международной конференции «Научно-богословское осмысление мученичества, исповедничества и массовых репрессий» председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, - мы находимся в начале пути». 

Невзирая на то, что количество новопрославленных святых нашей Церкви беспрецедентно и не имеет аналогов в истории. Но количество жертв из среды верных чад Церкви эпохи новейших гонений в десятки и сотни раз превышает количество поименно канонизированных новомучеников.  Пострадали сотни тысяч, миллионы. И в этом смысле перед нами открывается огромнейшее поле деятельности.   Митрополит Иларион в своем выступлении  отмечает, что очень важно сохранять  места памяти – места захоронений жертв политических репрессий, необходимо, чтобы в этих местах бывала молодежь. Необходимо называть в честь новомучеников проспекты, улицы парки. 

9 марта 2016 года был принят Федеральный Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с увековечиванием памяти жертв политических репрессий», согласно которому  органам власти различных уровней даны полномочия по осуществлению мер по увековечиванию памяти жертв политических репрессий и поддержки деятельности организаций и граждан, направленных на увековечивание памяти жертв политических репрессий, в частности по выявлению и благоустройству мест захоронений жертв массовых репрессий.

Таким местом в Югре является автостоянка возле КТЦ «Югра-Классик» в Ханты-Мансийске. Здесь, согласно данным отдела ФСБ  по ХМАО-Югре  захоронено около 600 человек, жертв политических репрессий.  Среди них несколько священников, гонимые за веру  старики Реполово, которые воспротивились закрытию церкви, третья часть  тех, кто здесь покоится – представители коренных народов Югры: ханты и манси со всех территорий округа, репрессированные ранее  крестьяне, в основном с юга Тюменской области и Урала,

Среди них Афанасий Иванович Шестаков, из крестьян юга Тюменской области, первостроитель Ханты-Мансийска. «Мне кажется, чтобы оставаться верным Христу - не обязательно было быть священником,  - считает внучка Афанасия Ивановича Ольга Александровна Захарова, которая сегодня присутствует в этом зале, -не у всех была  возможности ходить в церковь и явно исповедать свою веру -время было тяжелое. Но они все равно остались при своих убеждениях,  никого не предали. Стойкие были. Слушаешь, как люди вели себя на допросах. Смогу ли я так? И вот сосланные приехали сюда, в глухую тайгу, не опустились, не воровали. Строили дома, работали, создавали семьи.  И в строительство Ханты-Мансийска свою лепту внесли. Без веры было бы невозможно перенести все страдания, которые выпали на их долю».

В 20016 году  региональный  координационный совет некоммерческих общественных организаций ХМАО-Югры обратился к губернатору Югры Наталья Комаровой, главе администрации Ханты-Мансийска Максиму Ряшину, Митрополиту Ханты-Мансийскому и Сургутскому Павлу с ходатайством о строительстве на этом месте часовни. Данное предложение вызвало большой общественный резонанс. Очень хочется, чтобы результатом этого обсуждения стало понимание ,что мы должны  честно смотреть на прошлое. И готовы извлечь из него правильные нравственные и духовные уроки.

Сегодня  происходит событие исторической значимости: впервые в Югре проходит конференция, посвященная подвигу новомучеников и исповедников российских.  Нам, как я уже говорила, предстоит огромная работа  по утверждению в общества идеалов добра,  по прославлению мучеников, которые избрали для своей жизненной позиции высокие координаты. Гонимые за веру едва ли надеялись на справедливый человеческий суд. И то, что их упование оказывается оправданным и в земной истории – поддержка и ободрение всем нам. 

 

Статьи по теме

Комментарии

Н

Тоже мне жертвы режима.

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину об "антисоветской" сектантской организации

07.07.1944

№ 707/б

ГОКО товарищу — СТАЛИНУ И.В.

НКГБ СССР выявлена антисоветская сектантская организация «Истинно-православных христиан», состоящая в основном из бывших кулаков и ранее судимых за антисоветскую деятельность. Группы этой организации имеются в некоторых районах Рязанской, Воронежской и Орловской областей.

Активные участники организации находятся на нелегальном положении, а рядовые участники живут в домах с замурованными окнами, мужчины отпускают волосы, женщины отвергают брак, но в своей среде ведут распутный образ жизни.

Сектанты ведут паразитический образ жизни и проводят антисоветскую работу: налогов не платят, от выполнения государственных обязательств и от службы в Красной Армии уклоняются, на вызовы в советские органы не являются, советских документов не принимают.

Из-за боязни советского влияния на детей участники организации не пускают их в школу и воспитывают в духе враждебности к советской власти.

Аресты активных участников не оказывают должного воздействия на членов организации в силу существующего у них поверия: «Кто арестован и сидит в тюрьме, тот избран богом, находится на кресте и ему обеспечено царствие небесное».

Учитывая разлагающее влияние этой организации на колхозы ряда районов Рязанской, Воронежской и Орловской областей, НКВД СССР принял решение — участников организации «Истинно-православных христиан» вместе с членами их семей переселить в Омскую, Новосибирскую области, Алтайский и Красноярский края, рассредоточив их там в нескольких спецпоселениях, где они будут находиться под наблюдением НКВД.

Переселению подлежат:

Из 62 населенных пунктов десяти районов Рязанской области — 416 хозяйств — 1323 человека; из 18 населенных пунктов пяти районов Воронежской области — 99 хозяйств — 274 человека; из 7 населенных пунктов двух районов Орловской области — 22 хозяйства — 76 человек. Всего — 1673 человека.

Переселение будет проведено 15.VII-1944 г. по персональным спискам, составленным УНКГБ Рязанской, Воронежской и Орловской областей, на основании проверенных данных, подтверждающих принадлежность переселяемых к организации.

Прошу Вашего согласия.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

ГА РФ. Ф. 9401 с. Оп. 2. Д. 65. Л. 305—306. Копия. Машинопись.

 

Оставить комментарий