Ответ Православия на вызов либерализма и экстремизма

Экстремизм имеет все шансы стать чумой двадцать первого века, так же как нацизм был чумой века двадцатого.

Слово экстремизм происходит от лат. еxtremus, которое переводиться как крайний. Обычно ассоциируется с такими понятиями как фундаментализм, радикализм и фанатизм. Понимается как приверженность крайним взглядам, способам действий главным образом в сфере политики. Является мировоззренческой основой для противозаконной, антигосударственной деятельности, террористических актов, партизанской войны. Экстремизм – теоретическая идеология; терроризм – практика. Вместе они образуют единый континуум ужасающего фанатизма и изуверского насилия. Экстремисты всегда занимают радикальную позицию, в принципе отрицая какие-либо компромиссы, переговоры, соглашения. Они выбирают путь агрессии, устрашения, террора (от лат. terror — страх, ужас).

В законе экстремизм определяется как «деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо редакций средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на: возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию; унижение национального достоинства; осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы; пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности» .

Почему существует экстремизм и терроризм? Как с виду нормальные люди могут совершать ужасные преступления, причем под религиозными лозунгами. Сознание отказывается вмещать, не хочет верить в реальность всех этих злодеяний. Однако, к великому сожалению, все они есть, все они так или иначе входят в нашу жизнь, влияют на нее, ставят нас перед необходимостью их осмысления. Чтобы бороться с экстремизмом, необходимо понять его истоки.
Ответ на этот вопрос пытаются дать философия, социология, политология, экономика, геополитика, психология, медицина, психиатрия… по сути, все гуманитарные и общественные науки.
Каждая из светских наук исходит из своих оснований, использует свои методы и естественно приходит к своим частным результатам   приоткрывает свою часть правды, но только лишь часть. При этом каждая из этих правд и все они вместе не столько объясняют, сколько описывают феномен радикализма.

К основным причинам экстремизма исследователи относят резкое имущественное расслоение, правовую несправедливость, низкую социальную мобильность, отсутствие перспектив развития, социально-экономические кризисы, острое политическое противостояние и борьбу, умелую идеологическую пропаганду и манипуляцию радикализма, проблемы личной жизни, неустроенность и нереализованность в обществе, присущее молодежи незнание исторических национальных и религиозных традиций, юношеский максимализм и протестные настроения , психические девиации, наконец.

Однако все эти «причины» на самом деле являются лишь предпосылками или факторами радикализма. Они могут лишь способствовать, но не порождать его. Поэтому все социальные, экономические, идеологические, медицинские, масмедийные причины выглядят недостаточными и неубедительными. Каждая имеет такое количество исключений, которое уже не подтверждает, но опровергает правило.
Терроризм как вопиющее воплощение зла необъясним с рациональной, естественной точки зрения. В нем явно зияет иррациональная бездна беззакония, которая отрицает любую логику, любой здравый смысл. Исходные причины экстремизма находятся гораздо глубже земной поверхности общественной жизни – в самом сердце человека, откуда по слову Спасителя исходят все наши злые помыслы, все наши безумные греховные страсти. «Изнутри, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, всё это зло извнутрь исходит и оскверняет человека» (Мк. 7:21 23).

Православие рассматривает экстремизм и терроризм с духовной точки зрения. Для патриарха Московского и всея Руси Кирилла терроризм – это не просто грех, но форма явной одержимости злыми духовными силами, беснование, прикрываемое псеворелигиозными лозунгами. Именно в этой одержимости – истинный корень радикализма.
Проблема терроризма и экстремизма имеет комплексный, системный, глобальный характер. Она порождена самим ходом развития евроатлантической, англосаксонской, западной цивилизации, пришедшей к современному постмодерному состоянию. В культуре постмодерна отрицаются любые высшие, абсолютные смыслы и ценности, провозглашается относительность всех идеалов и норм, их всецелая зависимость от человеческого произвола, ограничиваемого лишь произволом других людей; во главу угла здесь ставится идеология материального потребления и комфорта, человеческая жизнь лишается вертикального, духовного измерения и глубины, становиться пустой и плоской.

Экстремизм публично выступает против этой пустоты и бессмысленности, однако делает он это с помощью всех доступных ему современных методов, с использованием всех технических, масмедийных, политических, манипуляционных технологий постиндустриального информационного общества. Экстремизм паразитиурет на теле Запада. Как любой паразит он не может существовать без своей жертвы.

По мнению ряда исследователей, терроризм является типом войны, характерным именно для западного постмодерного общества. Это тем более верно, если мы примем во внимание активное участие спецслужб западных держав в создании, финансировании, вооружении, консультировании, всевозможной поддержке экстремистско-террористических движений и организаций. Современные военные теоретики считают террористические акты одной из неотъемлемых составляющих специальных операций, гибридных войн, проводимых государствами, надгосударственными политическими структурами, транснациональными корпорациями, конкурирующими между собой в глобальном геополитическом противостоянии.  Сегодня спецоперации являются одним из основных видов военного противостояния. Ведь, с появлением оружия массового поражения открытое полномасштабное военное противостояние между великими державами обязательно приведет к уничтожению жизни на земле.

Парадоксально, но радикалы оправдывают и даже вдохновляют себя на свою античеловеческую деструктивную деятельность тем, что они противостоят мировому злу. Воплощением этого мирового зла для них, прежде всего, является западное, либеральное, антирелигиозное общество, к которому присовокупляются и все с ними несогласные.
Следует признать, что оснований для того, чтобы видеть в Западе воплощение мирового зла, более чем достаточно. Это и лицемерие, и двойные стандарты, и цинизм, и бесчеловечная жестокость в международной политике; безнравственность, разврат, безбожие, культ потребления и комфорта возведены в норму и пример для подражания. Страны «золотого миллиарда» постоянно и систематически проводят захватнические, колониальные, грабительские войны, спецоперации, госперевороты под красочным названием «цветные революции», счет жертв которых идет на сотни тысяч и даже миллионы. Перед нашими глазами проходят страшные по своей бесчеловечности войны в Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии, Украине, проводимые США вместе с их сателлитами.

Потребительская цивилизация строит свое благополучие на массовых убийствах людей других цивилизаций, и, что самое ужасное, массовых убийствай своих собственных нерожденных детей, на абортах, право на которые признается и защищается на законодательном уровне. Базовые институты выживания и развития общества, брак и семья, планомерно разрушаются и изживаются. К сожалению, современное российское общество также заражено духом потребления и комфорта, духом чревоугодия и сребролюбия, духом блуда, духом лжи, духом тщеславия и гордости. Россия занимает первое место в мире по количеству абортов, которое напрямую коррелируется с количеством разводов, с пропагандой безнравственности в СМИ.
Как можно обличать террористов в изуверской жестокости, массовых убийствах взрослых и детей, переубеждать их, если мы сами с не меньшей жестокостью и в гораздо больших количествах калечим и убиваем своих собственных детей?! В сравнении со всеми этими вопиющими злодеяниями преступления террористов уже не кажутся такими страшными, во всяком случае, для них самих. Более того, они имеют множество оснований полагать, что своими действиями борются со злом, очищают мир от скверны безбожия.

Экстремисты уверены, что современное человечество смертельно больно, и что излечить его можно лишь хирургическими методами, какими бы жестокими они не казались. Только такие методы способны вывести людей из спячки потребительства и комфорта, заставить их задуматься о смысле жизни, спасти тех, кто еще на это способен. Потому террористы мнят себя воинами света, благословенными Всевышним на борьбу против зла за торжество Его святой воли в мире. Такова убийственная манипулятивная логика экстремизма и терроризма.
Современные молодые люди, те самые «русские мальчики» Федора Михайловича Достоевского, жаждут абсолютной правды и справедливости. Эта жажда ставит их перед тяжелейшим выбором – выбором между массовыми убийствами так называемого цивилизованного мира и убийствами экстремистов. Первый убивает во имя материального благополучия, стыдливо прикрываясь фиговым листком деклараций о правах и свободах личности, вторые   во имя высшей справедливости, вечной жизни, демонстративно аппелируя к заповедям Божиим.

Кто же из них не террорист? Вернее, кто больший террорист? Разве история современности – это, по сути, не борьба между террористическими организациями, которые отличаются лишь масштабами своих возможностей и действий? На чьей стороне правда? И есть ли она вообще? От ответа на этот вопрос зависит не только судьба конкретного человека, но и всего человечества.
По сути, экстремизм является проявлением системного антропогенного кризиса глобального мира. Решить эту проблему возможно лишь путем глубоких системных преобразований, которые кроме внешних социальных сфер политики, экономики, права, морали, исскуства, должны были бы охватывать внутренние душевные области сознания, мотивов, эмоций. Однако мир продолжает нестись в пропасть.

Социальные проблемы не только не решаются, но лишь накапливаются. Решить их сегодня не представляется возможным. Все мечты о построении материального рая на земле для всех (коммунизм) или для избранных (либерализм) оказались утопией. Да и опыт свидетельствует, что материальное благосостояние отнюдь не является препятствием для заражения вирусом экстремизма. В его сети часто попадают вполне обеспеченные, социально устроенные, психически здоровые, интеллектуально адекватные люди. Конечно, можно и нужно делать все для устроения земной жизни на основах справедливости, законности, благосостояния, однако ожидать от этого решения проблемы экстремизма не приходиться.

Медицинские, психиатрические методы борьбы с радикализмом также не работают. Ведь девиантное поведение сегодня обрело массовый, всемирный характер. Мы все так или иначе являемя свидетелями, жертвами и участниками глобального помешательства. Мир уже давно сошел с ума. Сегодня он настолько далеко от ума отошел, что его безумие уже считается нормальным, естественным состоянием. Ослепленный в своем безумии мир рождает обезумевших людей, фанатично принимающих свою слепоту за свет разума и прогресса.
Эффективным оружием против экстремизма на идеологическом уровне в светском обществе считается пропаганда толерантности. Даже многие верующие не видят принципиальной разницы между толерантностью и христианской любовью, договариваются до того, что провозглашают христианство совершенным воплощением толерантности.

Однако толерантность, скорее, ближе к экстремизму, чем к христианству. Толерантность является неотъемлемой составляющей либерализма   идеологии прав и свобод индивидума, ограничиваемых лишь правами и свободами других индивидумов. Человек провозглашается мерой самого себя и всех вещей. Все, кроме произвола человека, объявляется относительным и необязательным. Нет абсолютной истины, абсолютного добра. Есть лишь множество субъективных представлений и мнений о том, что считать добром и истиной. Каждый волен понимать их так, как пожелает, или не понимать вовсе. Таким образом, человеческий субъект становится не подотчетным никаким абсолютам, лукаво выводится за пределы добра и зла. Абсолюты превращаются в ценности, в то, что имеет цену. Ценности из сферы должного переводятся в сферу рынка, становятся товарами и услугами. Если так, то следует терпимо, толерантно, с уважением относиться к выбору и позиции каждого человека, если они конечно находятся в рамках закона. Ни в коем случае нельзя навязывать свой выбор другим, оскорблять их верой в истинность своего мнения.

Либерализм обещает человеку богатую, безмятежную жизнь, счастье на земле. Однако на поверку эти обещания оказываются лживыми и неисполнимыми. Идеология свободного потребления и комфорта трещит по швам. Права и свободы членов так называемого «открытого общества» все больше ограничиваются в угоду государственных и надгосударственных, политических и экономических структур. Жить становиться тревожнее и опаснее, страшнее и беднее. Оказывается, в глобальном мире, в котором все взаимосвязано, нельзя создать оазис беззаботного существования. Это полнейшая утопия. Проблемы настигнут вас везде – мигрантами, преступностью, террактами, кризисами, экзистенциальной пустотой, наконец.
Даже тогда, когда у тебя все хорошо в материальном плане, этого оказывается мало. Пресыщенность материальными благами порождает внутреннюю душевную пустоту. По меткому выражению Жан-Поля Сартра, у западного «человека в душе дыра размером с Бога, и каждый заполняет её как может». Ахилесовой пятой либерализма является полное отсутствие в нем духовной, трансцендентной составляющей. Он не обещает человеку вечной жизни, не отвечает на его духовные, трансцендентные запросы; земные же обещания либералов не оправдываются. Либерализм сегодня   это такая же мертворожденная, дискредитировавшая себя утопическая идеология, какой в своем время был коммунизм. Поэтому под знаменем толерантности никак нельзя спастись от угрозы экстремизма.

Толерантность и сама являетя смертоносной угрозой для личности и общества. Как и экстремизм, она толкает мир к гибели, только в более медленной, менее мучительной, «гуманной» форме. Суть же у них одна. При всем своем противостоянии толерантность и экстремизм представляют собой две стороны единого целого, одну двуединую угрозу для судеб человечества. Чему бы из них человек не последовал, он обязательно придет к деградации, дегуманизации, нигилизму и смерти.
Человечеству нужен третий путь – путь, проходящий между Сциллой экстремизма и Харибдой либерализма. В нем должны сочетаться безусловная любовь к личности, всецелое уважение ее свободы и прав, смиренная терпимость к человеческим прегрешениям, несомненная вера в Бога – абсолютное олицетворение Истины, Добра и Красоты, ясное понимание высшего, вечного смысла земной жизни, полноценный альтруистический идеал жертвенного служения и долга.
Путь этот явно существует уже больше двух тысяч лет, неявно же – с самого начала истории человечества. Он постоянно подтверждает свою актуальность, жизнеспособность и действенность. Это путь Православного Христианства.

Православие создало великий русский народ, великую русскую государственность, великий русский язык, великий русский характер, великое русское искусство, великую русскую культуру, великую и могучую русскую цивилизацию. Во времена тяжелейших бедствий и испытаний, гладов, моров, междоусобных браней, смут и войн Православие всегда спасало нас от окончательной гибели, было источником сил и крепости, веры, надежды и любви, путеводной звездой, воплощенным идеалом высшей Правды, вдохновлявшим народ на терпеливое перенесение всех испытаний, на великие подвиги и жертвы.

Глубинной мистической сутью Православия есть не что иное, как любовь, – любовь совершенная, жертвенная, альтруистическая, безграничная, явленная миру Господом и Спасителем нашим, Богочеловеком Иисусом Христом, любовь полагающая душу за друзей и за врагов. Выше Христовой любви ничего нет и быть не может. И любовь эта воплощена в единой, святой, соборной и апостольской Православной Церкви, которая возводит верующих к совершеннейшему соединению со Христом, с Самим Триединым Творцом неба и земли, дарует вечноблаженную жизнь в Царствии Божьем. Церковь обладает всеми необходимыми средствами для того, чтобы человек по настоящему любил, чтобы уподоблялся Богу настолько, насколько Бог уподобился человеку в Своем воплощении, чтобы восходил по пути совершенства, который не имеет конца. Ведь Бог, Который есть любовь, и с Которым человек соединяется своей ответной любовью, бесконечен.

Православие   путь, который оптимально соответствует природе человека. Путь, идя по которому человек полностью очищается, освобождается от всех вредоносных недостатков, достигает совершенства, и даже преодолевает рамки своего земного существования. Ведь, по своей сущности человек – это единственное земное существо, единственное животное, которое хотя и ясно осознает границы своего наличного бытия, но никак не желает их признавать, не хочет смириться с ними. Время, прстранство, тление, страдания, смерть – очевидные, неизбежные, а раз так, то кажется и естественные условия нашей жизни. Но человеческое сердце вопреки чувственной очевидности считает их противоестественными, хочет освободиться от их бремени. Человек жаждет вечности, бесконечности, блаженства и бессмертия. Никакие преходящие земные блага не могут утолить его экзистенциальную жажду.
Жажду эту может утолить лишь Бог, по образу и подобию Которого человек и был сотворен. Человеческая душа будет метаться, суетиться, стенать, не находить себе покоя до тех пор, пока не найдет, не встретит Того, Кто скажет: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28), «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Ин. 14:27). «Мятется душа наша, Господи,   вторит Евангелию блаж. Августин,   пока не успокоиться в Тебе».

Псевдорелигиозный экстремизм  силен тем, что призывает человека полностью посвятить, отдать свою жизнь служению Богу и тем самым обрести вечную блаженную жизнь на небесах, с которой не может сравниться ничто земное. Изуверская террористическая практика умело привязывается именно к этой идее. Таким образом, радикалы спекулируют и паразитируют на естественной для человека устремленности к преодолению своей земной ограниченности, на потребности в жертвенной любви. На той самой устремленности и потребности, которую подавляет и отрицает либерализм, тем самым делая человеческую жизнь пустой и бессмысленной.
Исконную потребность человека в абсолютном и сакральном нельзя просто забыть, отбросить, нельзя просто взять и отказаться от нее. Она никуда не исчезнет, все равно проявится, даст о себе знать, но уже в извращенных деструктивных формах. Поэтому ее следует учитывать, удовлетворять и направлять в мирное созидательное русло – русло Православного Христианства и других традиционных религий.

Псевдорелигиозный экстремизм предлагает вечное блаженство путем ненависти и убийств. Светская либеральная культура – благополучие временное и призрачное путем безразличия и убийств. Христианство же благовествует о вечноблаженной жизни на небе и на земле путем любви к Богу, человеку и миру, путем мирного созидательного творчества. Лишь Православие дарует человеку временный и вечный смысл жизни, сохраняя иерархическое равновесие между земным и небесным. Православное неприятие насилия и безразличия является дейтсвенным и жертвенным. На насилие следует отвечать насилием, если этого требует защита ближнего. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13) – говорит Господь.

Православие дает единый ответ двуединому вызову экстремизма и либерализма. Всезрушительной силе ненависти радикализма, как и всеразъедающей слабости безразличия толерантности, Церковь противопоставляет беспредельную всесозидающую мощь любви. Сила без любви превращается в жестокость. Слабость без любви обращается в безразличие. Вера без любви извращается в тотальный сектантский фанатизм.
Все экстремистские, террористические организации, как бы они себя пафосно не называли, какие бы высокие идеи не декларировали, под какую бы религию не мимикрировали, – это всего лишь секты, пустые, жалкие и ничтожные по своему существу. Ведь, все они опираются не на любовь, а на ненависть. Как таковые они обречены на уничтожение. Это дело времени. Без любви ничто не может устоять. Одна только любовь созидает. Ненависть лишь разрушает и убивает, прежде всего и главным образом, тех, кто ею одержим. Жертвы же терроризма и борцы с ним благословляются Богом в земной и загробной жизни.

Истинная любовь ни в коем случае не означает безвольного, бессильного, расслабляющего, бездеятельного, вредоносного, всепозволяющего, сектантского пацифизма. Православное Христианство – вселенская религия сильных духом и телом людей, активно защищающих свою веру, свои святыни, своих ближних, свою земную Родину. Это путь могущества и силы, исходящих из истинной веры, надежды и любви к Богу, человеку и миру. Православие способно дать адекватный ответ на любые агрессивные действия и не раз уже это делало. Не будем забывать, что именно Православие за свою двухтысячелетнюю историю породило две могущественнейшие мировые империи – Византийскую и Русскую. Оно и сейчас является духовным основанием русской цивилизации (Русского мира) , призванием которой является защита истины, добра и справедливости во всем мире. Поэтому сегодня Православная Церковь благословляет своих сыновей и дочерей, благословляет российское государство на праведную защиту Отечества, его суверинитета, безопасности, развития и благополучия, на защиту гонимых и страждущих во всем мире.

Экстремизм – это, безусловно, человеконенавистническая теория и практика. С ним в принципе нельзя договориться, так же как нельзя договориться с сатаной. Пацифистская либеральная позиция рассматривается им как проявление слабости и стимулирует дальнейшую эскалацию агрессии и насилия. Терроризм силен глубинной слабостью светского либерального общества. На его силу необходимо отвечать своей силой, применяя весь комплекс упреждающих и реагирующих разведывательных и карательных государственных мероприятий.  Следует всячески ослаблять, сводить на нет финансово-экономическую базу террористов, уничтожая источники и способы их финансирования. Нужно усилить информационно-пропагандистское противодействие экстремизму, эффективно полемизировать с его идеологами. Особое внимание следует обратить на ведение кибервойны: препятствовать нахождению экстремистских ресурсов в сети Интернет, уничтожать сайты, электронные адреса и каналы коммуникации террористов. Ведь, именно через Интернет вербовщики-радикалы больше всего одурманивают, заманивают и рекрутируют добровольцев в свои ряды.

Решающее стратегическое значение в борьбе с экстремизом имеет двуединая сфера образования и нравственного воспитания. Ведь, от того, какие знания, умения и навыки, какие моральные ценности усваивают наши дети в семье, садике, школе и ВУЗе непосредственно зависит, какой будет их сознательная жизнь: будет ли она созидательной и общественно полезной или напротив разрушительной и приносящей вред себе и другим; варастут ли наши дети патриотами или предателями и врагами своей Родины.
Государству необходимо проводить аккуратную и взвешенную религиозную политику: поддерживать традиционный суфийский ислам и всячески противодействовать распространению ислама салафитского, ваххабитского, фундаменталистского толка. В целом нужно постепенно поэтапно отказываться от курса на секуляризацию, которая ведет общество к деградации и гибели, и переходить на путь открытого, конструктивного взаимодействия с традиционными религиями   путь религиозации. Это обеспечит устойчивое межконфессиональное согласие и крепкое единство общества.

Самым же главным и решающим способом преодоления угрозы экстремизма может и должно стать очищение нашего государства и общества от нравственного зла, от несоответствия между декларациями и действительным образом политики и жизни. Русское общество должно стать справедливым и человечным не на словах, а на деле. У государства и всего общества должен, наконец, появиться высший духовный смысл существования. Приоритетом жизни народа должны стать альтруистические ценности и идеалы, а материальные потребности и интересы – занять соответствующее им второстепенное, подчиненное духовным место. Все это выбьет почву из-под ног террористов, лишит их социальной и идеологической базы, сделает бесперспективными любые террористические акты. Никто и ничто не сможет запугать личность и общество, существование которых осмыслено, одухотворено, жертвенно и устремлено в вечность. Запугать, держать в постоянном страхе, унынии и апатии можно лишь людей, погрязших в безверии секуляризации, релятивизме либерализма, безразличии толерантности, потребительском материализме и гонке за комфортом.

Неисчерпаемым источником вечного смысла, созидательных альтруистических идеалов, бесстрашного мужества и стойкости для русского народа с момента его рождения в Киевской крещальной купели была и остается Русская Православная Церковь. Иного альтернативного источника духовной энергии у нас просто нет, да и быть не может. Поэтому всем нам стоит вспомнить, уяснить для себя и проповедовать заветный идеал наших великих предков   идеал Святой Руси во главе с Москвой – Третьим Римом. Доныне Православная Церковь как бесценное сокровище хранит этот святой идеал, эту исконную и настоящую русскую идею. Хранит она и понимание способа социально-политической реализации этого идеала. Способ этот заключается в гармоничном сотрудничестве, симфонии государственной и духовной власти при решении всех значимых общественных проблем. Концепция симфонии была сформулирована еще императором Юстинианом, но до сих пор остается актуальной и востребованной. По моему глубокому убеждению, для противоборства двуединому вызову экстремизма и либерализма в геополитическом плане Россия призвана разработать и воплотить новый Православный имперский проект. Речь не о возвращении в прошлое, что невозможно, но о сохранении в настоящем и развитии в будущем с учетом ошибок и опорой на достижения прошлого. От реализации этого проекта напрямую зависит судьба не только самой России, но и всего мира.

Сегодня российским государством делается очень много в рамках взаимодействия с Русской Православной Церковью: строятся храмы, основываются, крепнут и развиваются православные учебные заведения всех уровней, проводятся массовые культурные акции, значимые общественные форумы и публичные мероприятия. Церковь и государство ведут активный и плодотворный диалог. Предметом этого диалога «все чаще являются не только вопросы, относящиеся к узкоцерковным интересам, но также проблемы общенационального и международного значения, такие как забота о нравственном воспитании юношества, поддержка семьи, противостояние наркомании, алкоголизму и другим общественно опасным порокам, преодоление национальной розни, разрешение международных конфликтов, содействие межрелигиозному и межкультурному диалогу в национальном и мировом масштабе…» .
Перемены в религиозной и всех прочих сферах, произошедшие в новой России, разительны, особенно если сравнивать с предыдущим советским периодом. Однако, всего этого мало, чтобы кардинально изменить ситуацию и вывести наше общество из глубочайшего антропологического кризиса, главным проявлением которого является экстремизм. С ним невозможно эффективно бороться при засилии эгоизма, разврата, лжи, невежества, хамства, пьянства, алкоголизма и бескультурья.

Самым же вопиющим злодеянием российского общества являются узаконенные массовые убийства беззащитных нероженных детей, по сути, убийство нашего собственного будущего   и временного, и вечного. Поэтому восстановление, обновление, преображение общества необходимо начать с отказа от абортов. К сожалению, инициатива Патриарха Кирилла об их выведении из системы обязательного медицинского страхования (ОМС) не получила отклика со стороны государственных и общественных структур. Нужно к ней вернуться и обязательно воплотить.
Нельзя победить экстремизм и терроризм, не меняя себя. В этом личном, нравственном изменении   залог победы над экстремизмом и грехом во всех его проявлениях. Поэтому нам надо становиться все более и более православными, не на словах только, не по названию, но по образу всей жизни. Нужно воцерковлять наши семьи, наши школы, наши трудовые коллективы, наши гражданские организации – воцерковлять все общество; нужно проповедовать Истину Православия словом, делом, собственным примером. Только это спасет Россию от распада и гибели.


Использованные источники и литература
1. Федеральный Закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 30.
2. Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 148-ФЗ О внесении изменений в статьи 1 и 15 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».
3. Хлобустов О.М., Федоров С.Г. Терроризм: реальность сегодняшнего состояния // Современный терроризм: состояние и перспективы. Под ред. Е.И. Степанова. – М.: Эдиториат УРСС, 2000.
4. Кожевников И. Е. Православие и экстремизм: опыт вероучения и современный взгляд Русской Православной Церкви на радикальные явления в обществе. // Основы политкультурного общения: профилактика экстремизма в молодежной среде. Учебно-методическое пособие./ Отв.ред.: А.Г. Поляков, Л.Г. Сахаровва. Киров, 2009. С.19 28.
5. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2000.
6. Россия перед вызовом террора: духовный вакуум опасен Передача председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина «Комментарий недели» вышел в эфир на телеканале «Союз» 21 ноября 2015 г. (http://www.patriarchia.ru/db/text/4280672.html).
7. Выступление председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона на объединенном заседании Совета Федерации и Государственной Думы (http://www.patriarchia.ru/db/text/4276260.html).
8. Полковник С. Клименко Теория и практика ведения "Гибридных войн" (по взглядам НАТО) / «Зарубежное военное обозрение.» 2015 год, № 5, С. 109 — 112.
9. Устинов В. Экстремизм и терроризм. Проблемы разграничения и классификации // Российская юстиция. – 2002, № 5.
10. Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на открытии IV Ассамблеи Русского мира (http://www.patriarchia.ru/db/text/1310952.html).
11. Выступление Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на торжественном открытии III Ассамблеи Русского мира (http://www.mospat.ru/ru/2009/11/03/news7823/).
12. Выступление митрополита Волоколамского Илариона на открытии V Ассамблеи Русского мира (Санкт-Петербург, 3 ноября 2011 г.) (http://www.mospat.ru/ru/2011/11/03/news51039/).
13. Тарас Борозенец Русский мир и Украина: в свете Идеи (попытка философского взгляда) (http://www.religion.in.ua/main/analitica/3807-russkij-mir-i-ukraina-v-sv...).
14. Тарас Борозенец Богословские основания Русского мира (http://www.religion.in.ua/main/bogoslovya/7123-bogoslovskie-osnovaniya-r...).
15. Тарас Борозенец Русский мир – благовестие Воскресения (http://risu.org.ua/ru/index/expert_thought/open_theme/39001/).
16. Bond Margaret S. Hybrid War: A New Paradigm for Stability Operations in Failing States. — Carlisle Barracks, Pa: USAWC Strategy Research Project. U.S. Army War College, 2007.
17. War on Terrorism: Defining hybrid warfare. Canada Free Press (http://canadafreepress.com/article/27758).