Леонардо Энрике де Фрейтас Арройо: «Русские очень сдержанны в проявлениях эмоций»

Леонардо Энрике де Фрейтас Арройо – дитя городских окраин, вырос в семье с очень скромным достатком, где больше думали о пище земной, чем о пище духовной 

Леонардо Энрике с митрополитом южноамериканском и аргентинским Игнатием

Тем более  удивительно, откуда в юном мальчишке  обнаружился пылкий ум и стремление докопаться до истины в вопросах духовных. Как он признается, его с детства интересовала история религий.  И, вчитываясь в труды святых отцов , он  в какой-то момент с удивлением осознал, что правопреемницей апостольской церкви первых веков является вовсе не католическая церковь, Бразилия является самой большой католической страной в мире, а церковь православная.

Так он узнал о существовании поместных православных церквей. И так как в Сан-Паулу, где он вырос, самой известной и большой была Антиохийская православная община (именно она построила в начале века первый православный храм в Бразилии), он в 15 лет принял в ней миропомазание.  Его духовный отец Дмитрий - священник Антиохийской Православной Поместной церкви. Что не помешало Леонардо (в крещении Илия), узнав об открытии прихода Московского Патриархата, перейти туда в 2015 году. Сегодня Леонардо Энрике де ФрейтасАрройо, получив приглашение на учебу в Московскую духовную семинарию, готовится к поездке в Россию.  

Жизнь за границей помогает человеку освобождаться от каких-то стереотипов. Мы, выросшие в России, нередко многое измеряем с позиции нашей культуры и истории, вместе с тем  православие уже давно перешагнуло рамки одной страны. И в каждой из Поместных Православных церквей преломилось в соответствии с традицией того или иного народа. К примеру, в Антиохийской Поместной церкви практически все богослужебные тексты - поются.

«Там совершенно иная форма просфор, - рассказывает  Леонардо, - а во время богослужения можно сидеть. Есть определенная разница в Уставах Поместных Церквей, что привносит свои особенности в богослужебный строй». Тем не менее, сам Леонардо принципиальных различий  в доктринах Поместных церквей не видит. Он убежден, что каждая поместная церковь, каждый народ внес свою особую лепту в сокровищницу православия.  

Вместе с тем, православная традиция значительно отличается от католической. Когда современный бразилец попадает в православный храм, он испытывает, по словам Леонардо, шок. Нет традиционных для католических храмов статуй святых и скульптурных изображений, священник молится, стоя спиной к пастве, алтарная часть в католическом храме не отделена иконостасом от основной части храма.

В связи с этим мне вспомнился рассказ одного православного священника, который в годы юности во время первых духовных поисков увлекся католицизмом. И даже поехал в паломническую поездку в Польшу. Из поездки он вернулся разочарованным. И одним из таких разочарований стало отношение католиков к престолу ( в православном храме престол находится в алтаре и невидим для прихожан). В русской традиции даже к столу обеденному есть некоторое уважение, что уж говорить о престоле Божьем…Все это свято для русского человека. А тут простые люди подходили - клали на престол сумки, какие-то вещи…

«Я думаю, что это относится ко всему западному католическому миру, это  есть и у бразильцев, люди потеряли ощущение, осознание реальной красоты, - рассуждает Леонардо. - Для них весь строй Литургии в православии это что-то помимо их опыта. Пусть они даже постоянно посещают богослужения католической церкви. Им непонятна тонкость, глубинная красота православного богослужения, Божественная красота, которую чувствуешь во время каждой Божественной Литургии. 

Если говорить о католиках и протестантах, то они, по моему мнению, во время богослужения пишут письма Богу, а в православной церкви тебе предлагают не просто посмотреть на небо, но и поучаствовать в процессе личного Богообщения, как бы в мероприятии вселенского масштаба. Ты понимаешь, что вся Вселенная изменяется во время богослужения, во время совместной молитвы. Католики, к сожалению, потеряли эту глубину, это ощущение таинства, не говоря уже о протестантах».

Как созвучны эти слова с мнением крупнейшего католического (в прошлом) богослова Гавриила Бунге. Он считает, что если бы христиане первых веков попали  сегодня на богослужение, то они узнали бы богослужение в православном храме и ничего бы не поняли из того, что  происходит в католическом.  

Леонардо, как отец Гавриил Бунге, принял православие, изучая историю церкви. В Бразилии приход к православию происходит не под влиянием традиции, истории, советов каких-то близких людей, ощущения на генетическом уровне своей сопричастности к вере предков (не зря мы часто повторяем, я православный, потому что русский) - всего этого там простого нет. Бог открывается тем, кто ищет истину и старается быть честным перед своей совестью. 

«Одно из самых ярких последний событий, которое произошло в Америке, и которое я прокомментировал в соцсетях, было присоединение к православию в Греческой церкви известного евангелического апологета Хэнка Ханеграаффа, - продолжает тему разговору будущий семинарист. - Его называют в Америке «Человеком библейских ответов», так как он получил широкую известность благодаря своим апологетическим радиопередачам и публикациям».

Об этих фактах мало пишут в светских российских  СМИ, последними нередко движет желание рассказать о «жареных фактах». К тому же, вопросы веры носят интимный, прикровенный характер – то, что трудно увидеть и осязать. Впрочем, это еще и не в характере русского православного человека хвастаться своими достижениями.

«Я понимаю, почему так у русского народа, - говорит Лео, - я его чувствую, хотя, наверное, надо чувствовать разницу между радостью и тщеславием. Русские настолько порой боятся похвастать, что бывают очень сдержанны в проявлении своих эмоций. Думаю, что надо в таких случаях просто радоваться, что такие люди познали Иисуса Христа, познали православие. Я читал однажды высказывание одного старца в отношении  католиков, которые перешли в православие, на самом деле мы должны понимать, что это не обращение, это возвращение. Католики возвращаются в апостольскую церковь первых веков, ведь они тоже на генетическом уровне сохранили память об этом. Что когда-то они были в этой церкви. Если говорить о богословах первых веков христианства (еще до разделения христианской церкви) таких, как Бенедикт Нурсийский, Иероним Стридонский, Ириней Лионский, Кассиан Римлянин, Григорий Богослов – они же повлияли на мировоззрение всех христиан без исключения».  

Сегодня Леонардо готовится к учебе в России. О нашей стране он узнал, приняв православие. И поэтому полюбил наш народ, точно также как полюбил и принял всем сердцем православную веру.

«Бразильская молодежь испытывает к России самые разные чувства: от ненависти до любви, - высказывает свое мнение Леонардо. - Многие ребята, которые стараются изучать историю, культуру, видят в России великую страну, и что она идет по пути, противоположному пути Бразилии. Большинство стран исповедует сегодня либеральные ценности, и Россия – одна из немногих, пытается противостоять насаждению этих чуждых ценностей, проявлению зла. Молодежь в словах Президента России Владимира Путина часто слышит то, о чем бы они мечтали, чтобы так было в их стране. Я, например, очень уважаю российского Президента, который ведет политику сохранения традиционных ценностей. Это единственно верный путь. Убежден, что чем ближе народ к Богу, тем более, он здоров во всех отношениях». 

Леонардо уверен, что учеба в России в духовном учебном заведении даст ему возможность для дальнейшего духовного роста. И еще: он очень хочет дать понять своим будущим соученикам, что выбранный ими путь более спокойный, более логичный, чем для тех, кто родился в иной стране с иными традициями. Они должны испытывать глубокое уважение к своей религии, к своей стране, потому что история русского православия занимает особое место в истории православия вселенского. 

Сан-Пауло, Бразилия

Комментарии

Оставить комментарий