Крайняя зона или Кошмар билетёра

В этом году я во второй раз примерила форму волонтера, работала волонтером на этапе Кубка мира по биатлону. Правда, судьба и кураторы «закинули» совсем не туда, к чему лежала моя душа

Особый смыл у прилагательного «мировой»

Представь, читатель, что в твой небольшой городок, о котором некоторые столичные жители даже не слышали, «приезжает»мероприятие мирового масштаба. И не важно, по какому виду спорта соревнованию – плаванию, шахматам или керлингу. Особый смысл таится в прилагательном «мировой». Особенно, если это прилагательное относится к биатлону. А еще более особенно, если ты являешься жителем столицы мирового биатлона.

Но, если честно, не очень-то это и особенно, учитывая тот факт, что ханты-мансийцы практически стали равнодушными к подобным событиям. Их внимания не привлекают километровые стоянки, которые соорудили для машин, не удивляют бегающие по центральной площади зарубежные спортсмены. И как же хорошо, что это не коснулась меня. Хотя, не совсем так, коснулась, но в другом ключе.

Меньше знаешь – крепче спишь

Мне посчастливилось, я во второй раз встала в ряды волонтерской дружины мирового биатлона. Меня не испугали ни «полотенца» документов, ни сжатые сроки для их оформления. Зато мне предстояла встреча с полюбившимися биатлонистами, журналистами, болельщиками, а также той незабываемой атмосферой, которой обладает биатлон с прилагательным «мировой». 

И все бы ничего, если бы я была довольна зоной, за которой меня закрепили. Вы бы знали,как я боролась за «место под солнцем»: договаривалась с кураторами зон, пыталась поменяться со знакомыми, знакомыми знакомых и просто «левыми» людьми, которые, зазевавшись, стояли на своих далеких от трассы площадках. 

«Место под солнцем» – это пресс-центр или, иными словами,медиа центр. Это эпицентр всей журналистской части биатлонной жизни. В его стенах происходят прямые трансляции, направленные в разные точки земного шара. Там протекает та самая земная жизнь звезд мировой журналистки. Кто тебе в будний день вынесет булочку или угостит пиццей, как, например, не спортивный корреспондент «Матч ТВ» во время соревнований по биатлону? Да, это приключалось со мной в прошлом году.Но на этот раз меня закинули на зону турникетов северного входа. Но лучше бы я не знала, где находится этот самый север.

Биатлонная семья

В долгожданный день знакомства с территорией Центра зимних видов спорта им. Александра Филипенко нас начали расформировывать по зонам. По мере продвижения вглубь центра волонтеров оставалось все меньше и меньше: кто-то оставался у южного входа, кто-то – у трибун, везунчикам доставалось укромное местечко у столовой, а тем, кого и вовсе удача обошла стороной – около кабинок с табличками «WC». Я не прекращала ждать своего звездного часа, но он не являлся до самой последней видимой взору болельщика трибуны. Тогда я и начала подозревать неладное.

Друзья предпринимали множество попыток ставить меня рядом с ними, но все они с треском провалились. В итоге я в сопровождении нескольких кураторов и трех девушек-волонтеров устремлялась в самую глубь биатлонного центра, в лес. Казалось, здесь нет ничего, кроме белок, деревьев и тонн снега. Но вот я начинаю видеть очертания полицейских машин и разноцветных палаток. А вот что-то начинает и поблескивать. Этим «чем-то» оказываются турникеты. А само это место – северным входом в Центр зимних видов спорта со стороны «Арены «Югра».

Была ли я счастлива? Нет. Была ли я одинока? Да. Была ли я довольна компанией? Не хотела делать поспешных решений. За несколько дней соревнований эти люди – три девочки-волонтера, несколько довольно веселых для своей должности охранников-милиционеров и один руководитель по входам – должны были стать моей верной командой по исполнению великой миссии волонтера-билетера. И знаете что? Они стали. Именно с этими людьми я встретила свое двадцатилетие, сидя в палатке, попивая горячий чай и поедая торт «Наполеон», который я пронесла через всех охранные пункты центра. Мы сменяли друг друга, когда становилось холодно, и боялись собак, которыми охранники нас пугали. Эти же самые охранники стали, не побоюсь этого слова, нашими настоящими биатлонными родителями. И не думайте, что я смогла понаблюдать за соревнованиями из этого леса. О какой трансляции может идти речь, если единственная наша связь осуществлялась через рации охранников?

Комплименты и штрих-код

Каждое утро буднего дня мы встречали с директором Центра, который обходил свои «покои», начиная с нашей зоны. А каждое утро соревнований начиналось с толпы болельщиков, у которых нужно было проверить билеты. То была не просто толпа, а море, океан. И все эти люди –немного «навеселе»совершенно не умелиподобающим образом обращаться со штрих-кодами своих билетов. Слова «штрих-кодом вверх!» стали моим ночным кошмаром на время биатлона. Каждый день я получала несколько синяков на теле, пару пьяных комплиментов по типу: «Девушка, у вас такие синие глаза, а вы меня не пропускаете». С тем учетом, что глаза у меня зеленые, а синим у него был нос. Так у меня и прошли несколько дней соревнований по биатлону. К слову, после своей смены я все-таки шла в зону своей подруги. Она стояла в том самом медиацентре, за который я так боролась. Занавес!

Последние из выживших

К слову, 9 Кубок мира закончился даже не финальной гонкой и не чествованием спортсменов-победителей. В тот день на Ханты-Мансийск напал ужасный ураган. По всем приемникам предупреждали население о чрезвычайной ситуации и советовали не выходить на улицу. Поэтому в день финального этапа соревнований недовольных болельщиков начали эвакуировать с территории центра, а спортсменов – увозить в другое для завершения мероприятия место. Виной всему – не только страшный ветер и резкая смена погодных условий, но и упавшая на стрельбище мачта освящения. Она и стала виновницей такого завершения праздника мирового биатлона. 

Я и мои напарницы были последними, кто покинул территорию биатлона. К тому моменту в центре не осталось ни зрителей, ни сотрудников с волонтерами. Только наши куртки стали опознавательными зелеными пятнами на трибуне, с которой нас заметили и начали звать охранники. «До нас только сейчас дошла информация об эвакуации сотрудников»,– сказала я им и не соврала. Затем не торопясь отнесла форму и отправилась домой.

Победитель и «предатель»

Странно, но я не была огорчена таким поворотом биатлонного сюжета. И даже не завидовала своей напарнице, которая за это короткое время успела увидеться и пообщаться с журналистами. На несколько дней я не окунулась в биатлонную жизнь, а прожила его закулисье, побывала в шкуре тех сотрудников, которые своими руками создаютмероприятие и делают его реальным и осязаемым.

И все-таки успела «поболеть» за наших спортсменов в медиацентре с подругой. А еще – попить чаю под лестницей, успеть поиграть с охранником в мяч-попрыгунчик, стать его неизменным созрителем гонок и объектом ненависти уборщицы, которая то и дело дивилась наших крикам, знаменовавшим победу того или иного спортсмена. 

Хотела закончить этот рассказ на позитивной ноте, но не получится. Я не просто в ближайшее время не увижусь с любимой командой у северного входа, но и не сфотографируюсь с младшим из братьев Бё Йоханнесом. После победы в гонке и пресс-конференции спортсменов он спустился со второго этажа и на наши просьбы о фотографии и автографе (где от него просто требовалось улыбнуться или приобнять, чему бы я была бесконечно рада) сказал: «Нет, спасибо, я опаздываю, пока». Куда тебе опаздывать? За Кубком? А ведь я ждала тебя все эти полтора часа гонки. Ну, ничего, Йоханнес, Фуркада дождалась и до тебя доберусь. Только, наверное, уже в Тюмени. К сожалению, большой биатлон ушел из Югры. На время или навсегда – неизвестно.

Персоны

Комментарии

М

Совершенно пронзительный, настоящий(!) материал и... совершенно зрелый, несмотря на молодость автора. Тем и грустнее подведение итогов по исчезающему времени созидания. Кто сейчас заботится о процветании маленькой, но такой большой - Югры?! Как оказалось, чиновник больше сегодня заботится о собственном процветании в зарубежных апартаментах, приобретённых на нетрудовые доходы, пересчитывая там коллекции бриллиантов и дорогих безделушек. Время временщиков и их холуев... Не зря президент наш бьет в набат, собирая в кучу, разбредающиеся мысли чиновников, предельно жестко разъясняя необходимость возрождения национальной идеологии на патриотической основе! И куда уж патриотичней может быть тема спорта с прилагательным - "мировой"! Интересно, а когда эти "разъяснения" с помощью особых методик, применённых последний раз к министру экономразвития, придут с читкой к нам?! Уже точно надо! 

НЕ

Ксения,браво! Замечательно написано. И по-честному.

Оставить комментарий