Белый журавль

В конце февраля исполняется  85 лет окружному радио, к истории которого я тоже причастен.  Но сегодня  считаю своим долгом рассказать о времени, которое предшествовало тому, когда я  попал на радио, кто мне помогал - о Иване (Юване) Шесталове. Ведь время так быстротечно и многое забывается

Рассказывать  о таком интересном и талантливом человеке как Иван Николаевич Шесталов (1937-2011гг.) очень непросто. Хочу поделиться своими воспоминаниями о том, как мы вместе работали в 1991 году в небольшом коллективном предприятии  «Белый журавль», которое было зарегистрировано в Ленинграде. 

Так как наши родственники в начале XX века  проживали в деревне Камратка (Хомтарпавыл), Березовского района, то Иван Николаевич знал мою мать Анну Петровну Партанову (1921-1983 гг.). И то обстоятельство, что мы были земляками, нас сблизило. Первоначально, мы присматривались друг к другу и Иван Николаевич, делился откровенным, «что пережил много предательства, что его коллеги, земляки, знакомые, которым он помогал, потом его предавали…». И поэтому он с особой осторожностью относился к новым знакомствам. 

Стоит отметить, что в 90-е годы прошлого века жизнь в стране была очень бурной, голодной, но веселой и  интересной. Каждый день в стране ежедневно что-то происходило и менялось. 
В эти бурные годы Ивану Николаевичу приходилось жить на два города - Ханты-Мансийск и Санкт-Петербург. Это было  неслучайно: в Санкт-Петербурге была относительно недорогая типография и бумага, было выгодно с экономический точки зрения печатать газету «Белый журавль» и журнал «Стерх». А  также различные брошюры, книги, альбомы и другую печатную продукцию, пересылаемые затем в  столицу автономного округа Ханты-Мансийск. 

Всю эту печатную продукцию в максимально короткий срок нужно было  разослать по округу. Эту работу в округе приходилось выполнять мне и моей коллеге Марии Степановне Ользиной(1940-2010 гг): принимать посылки на почте, встречать самолеты с курьерами, доставлять в офис, рассылать по районам селам городам. Ивану Николаевичу удалось договориться с первым секретарем, партийным лидером коммунистов А.А. Рыбаловым (он был в 1990 г. избран в ЦК КПСС от Ханты-Мансийского автономного округа), который выделил нам  по офис в Доме Советов один кабинет на четвертом этаже. 
В тот период округ и его жители нуждались в новом слове, в новой печатной продукции. Вот эту продукцию мы и рассылали в самые отдаленные уголки округа. 

Новая эпоха Югры. 18 декабря 1991 года указом президента РФ Бориса Ельцина главой администрации округа назначен Александр Васильевич Филипенко. В это время по всей стране происходит подъем движений национальной интеллигенции…. Пробуждение самосознания коренного населения автономного округа - несомненная заслуга Александра Филипенко и Валерия Чурилова (председателя Ханты-Мансийского окружного Совета народных депутатов).Вновь созданная администрация округа поддержала коренные народы, который имея своих лидеров, таких как Иван Шесталов, заявили о себе не только на территории округа, но и на мировой арене.

Благодаря мудрости, толерантности и дальновидности первого губернатора Югры Александра  Филипенко, который сумел понять и принять все то, что наработали коренные народы округа за многие века. И этот многовековой опыт аборигенов на Севере стал полезен всем жителям округа, многие вспомнили свой когда-то забытый язык и свою национальную принадлежность. 

Стоит отметить, что в 1991 году в Ханты-Мансийске создается научно-исследовательский институт возрождения обского – угорских народов, первым директором которого становится кандидат педагогических наук Евдокия Андреевна Немысова. В этот период в округ возвращаются профессор кафедры русского языка Горно-Алтайского педагогического института, кандидат филологических наук Анастасия Ильинична Сайнахова, из Москвы, из Института языкознания РАН - доктор филологических наук Евдокия Ивановна Ромбандеева (1928-2017 гг). И другие специалисты, ученые, которые раньше были  невостребованы в родном округе.

Первым куратором становления научной школы в округе из числа представителей коренных жителей ханты и манси становится доктор исторических наук из Томского государственного педагогического университета Надежда Васильевна Лукина. Она дала путевки в большую науку многим молодым ученым. Мне в Ханты-Мансийске приходилось искать новых авторов, переводить тексты на мансийский язык с финно-угорской транскрипцией, распространять печатную продукцию. Все что происходило в стране, все это происходило и в округе!

Государственный переворот в 1991 году сказался и на нашей деятельности. Придя однажды на работу, я испытал шок: наш этаж был закрыт, на входе стояла милиция с автоматами, все кабинеты были опечатаны, никого не пускали на рабочие места. Подошел к милиционеру, говорю: «Мы не из КПСС, мы из журнала «Стерха», мы литературные работники и здесь находится наш офис». Но старший  из них сказал: «Подождите, разберемся какой у вас кабинет?». Я назвал. Он ответил: ждите. Я спустился ниже этажами и позвонил Ивану Николаевичу в Санкт-Петербург, который сказал: «Некуда не уходи, я перезвоню, разберемся». И точно, через некоторое время только меня пропустили на рабочее место в наш офис, а остальные кабинеты так и остались опечатанными. После того, как была распущена компартия, все личные дела коммунистов в округе в нескольких железных ящиках спецрейсом перевезли в Тюмень в спецхранилище, которые были засекречены на 70 лет. Постепенно начал проходить страх у людей, все активнее заработали новые органы власти на местах. 

С января по апрель  1991 года  была «павловская реформа»,  инициатором конфискационной денежной реформы был министр финансов Валентин Павлов   Он намеревался, используя «эффект неожиданности», провести рублёвую реформу и стабилизировать денежное обращение в СССР. Но от этой реформы северяне оказались «ограбленными» все денежные накопления оказались «пустыми».

Все эти процессы и события, которые происходили в стране, отражались и на жизни жителей Югры. В этом же году цены были отпущены в свободное плавание, в стране начался рост цен. Также начался отток населения из автономного округа на Украину, Молдавию и Белоруссию, а также в другие территории Российской Федерации.

И вот на этом фоне мы, работая в команде Шесталова, продолжали созидать!

Иван Николаевич очень любил природу, любил охотиться и рыбачить. Это было для него отдушиной,  на природу  он выезжал за новыми знаниями, ощущениями и вдохновением. 

Вспоминается один из таких выездов. Весной, мы на маленькой моторной лодке выехали за Иртыш, в протоку Березовку. Вначале была хорошая погода, затем повалил мокрый снег, пошел ледоход, реку и протоку забило льдом, начала подниматься вода. У Ивана Николаевича прихватило сердце, лекарства закончились, мне пришлось сделать навес, куда я уложил Ивана Николаевича, развел большой костер. Но сердце у него продолжало болеть. В те годы не было сотовой связи, не было МЧС и мы даже не мечтали о мосте через Иртыш. Я молил Бога, чтобы ничего плохого  не случилось с Иваном Николаевичем. Мы дотянули до утра. Утром переехали через Иртыш и на машине нас доставили по домам. С тех пор я сказал себе, что больше не буду с Шесталовым ездить на охоту, но это было временное решение. Иван Николаевич не жалел себя,  я часто ему говорил: « Не принимайте все так близко к сердцу». Но по-другому воспринимать этот мир он не мог. 

В июне Иван Николаевич мне как-то позвонил, попросил выехать в командировку в Березовский район, в деревню Ламбовож. Из Березова до Ламбовожа я улетел на вертолете. В деревне ко мне подошли организаторы проведения мансийской игровой свадьбы и сказали,  что невеста хочет, чтобы я был женихом. Женихом должен был быть её родственник, а девушка не захотела его видеть в этой роли  и выбрала меня. Я дал свое согласие. И вот в самый разгар веселья, когда на большой поляне уже праздновали свадебное застолье ,неожиданно приземлился вертолет, из которого вышел Иван Николаевич в национальной рубашке, с белой лисицей на шее. «Я его отправил работать, а он здесь уже женится….»,- недоумевал он. 

После работы и съемок этнографического игрового фильма, мы вылетели на вертолете в Березова, а затем поехали в Малеевку , Ванзетур и в Ханты-Мансийск.

И таких поездок у нас было немало! По Березовскому району и автономному округу… 

За это время Иван Николаевич многому меня научил, и я учился у него. Бывая по работе в различных кабинетах, у «больших начальников», чтобы прийти к единому мнению, мы часто переходили на мансийский язык. 

Вспоминается, как он писал: «Ханты. Манси. Кто мы?», пытаясь пробудить сознание соотечественников и северян. Он первым сумел показать философским взглядом космическое мировоззрение народа манси через стихи, песни, поэзию, поэмы, легенды, сказки загадки, через жизнь своих родственников в своих произведениях. И манси из деревень Березовского района Ванзетура, Новинска, Неремова, узнавали в этих произведениях тех героев, о которых передавали предки из поколения в поколение. Он помог людям посмотреть на себя со стороны, помог почувствовать и ответить на многие вопросы: Кто мы? Откуда? 

Люди, прожившие много лет на Севере в автономном округе, сами того не ведая, стали для себя открывать великую северную культуру маленького народа - манси. Ведь манси и ханты не говорят в чем их заслуга, в чем их уникальность и чем они хороши - это стало возможным через произведения северного философа - Ивана Николаевича Шесталова. 

...Я бывал в Санкт-Петербурге, в его квартире на Мойке, которую постоянно посещали творческие люди: музыканты, поэты, писатели, художники. Приезжали родственники друзья…Потом он обменял квартиру с дочерью Оринэ и переехал на Васильевский остров. И туда он тоже приглашал меня. Из окон его квартиры была видна Нева… А когда не стало его музы - жены Елизаветы Владимировны, решил окончательно переехать в Ханты-Мансийск.

Коллектив окружного радио

Вместе мы проработали девять месяцев. Но какими они были насыщенными и удивительными! В конце сентября 1991 года я перешел работать в государственную телерадиокомпанию. В этот период вместе со мной пришли молодые корреспонденты: Раиса Неттина, Настя Захарова, Светлана Хаустова и Василий Овсянкин. Об этих  трудных и в тоже приятных  временах, думаю, еще напишу. В тот период  директором государственной телерадиокомпании был Александр Витальевич Конев,

Работая на радио, я продолжал поддерживать тесную связь с Иваном Николаевичем Шесталовым. Он часто давал интервью для окружного радио. Сейчас эти уникальные записи на русском и мансийском языках хранятся в  радилфондах  ГТРК «Югория», для потомков.

Персоны

Комментарии

Оставить комментарий