Огненный киносеанс

Причиной участившихся в последнее время происшествий, связанных с массовой гибелью людей, чаще всего становится человеческий фактор. Подобные трагедии случались и раньше, только на них в СМИ был наложен запрет

Кинотеатр в Ханты-Мансийске

Бензин и кинопленка

Следы одной такой трагедии мы нашли в Государственном архиве Югры, но даже по прошествии более 60 лет эта история не потеряла своей актуальности.

Тогда в недрах округа еще не открыли черное золото, Югра была известна как поставщик золота «зеленого» – древесины. Спрос на нее был очень большой: страна восстанавливалась после войны. При Шеркальском лесозаготовительном участке Микояновского (Октябрьского) района был организован Каксинский подучасток, названный так по имени жившего неподалеку ханты Каксина. Работали здесь как местные жители – по направлению колхоза, – так и высланные с Западной Украины, послала своих рабочих в далекую Сибирь и Белоруссия.

В тайге для них были выстроены бараки, магазин, красный уголок, в котором изредка показывали кинофильмы. Приезд киномеханика всегда становился праздником для лесозаготовителей. 14 ноября 1954 года на Каксинский подучасток приехал киномеханик Александр Снегирев. Он привез три художественных фильма и два киножурнала. В помощники киномеханику выделили 18-летнего моториста леспромхоза Валентина Плесовских, который должен был обслуживать двигатель внутреннего сгорания. Перед сеансом киномеханик и моторист успели изрядно выпить. Перематывая кинопленку, Снегирев не выпускал папиросу изо рта, начисто забыв о том, что имеет дело с легковоспламеняющимся материалом.

А моторист Плесовских, вместо того чтобы заправить двигатель бензином на улице, стал это делать в помещении красного уголка, при этом разлил часть горючего на пол. В неисправном бензобаке образовалась течь, но на это никто не обратил внимания. Ведро с остатками бензина Плесовских поставил около коробок с кинопленками, прикрыв их брезентовым чехлом.

Роковая спичка

В зале погас свет, на экране замелькали кадры кинохроники. В красный уголок, рассчитанный на 50 человек, набилось более 80, некоторые пришли целыми семьями. Всем мест не хватило, и часть зрителей толпилась у входа. Один из зрителей, Петр Санклин, заинтересовался: что хлюпает у него под ногами? Вода? Но откуда ей взяться? Он зажег спичку и бросил ее на пол.

Это была не вода, а разлитый бензин, который мгновенно воспламенился. Огонь перебросился на ведро с горючим, на брезент, которым были закрыты коробки с пленками. От перегрева коробки стали взрываться, повалил ядовитый дым. Те, кто стояли у двери, первыми выбежали на улицу, а дальше случилось то, что и должно было случиться: люди в панике бросились к выходу, образовалась пробка. Это обстоятельство породило легенду о том, что кто-то специально подпер двери и перекрыл выход.

Даже сегодня, через 57 лет после случившейся трагедии, версия жива. Но это не так. В материалах расследования причин пожара ничего подобного не зафиксировано. Закупоренные в тесном помещении, охваченном огнем и ядовитым дымом, люди стали выбивать окна и выбрасывать детей. Огненный киносеанс закончился трагически: на пожаре погибли 20 человек – взрослых и детей, 10 человек пострадали от ожогов II–III степени.

На острове Могильном

По воспоминаниям очевидцев, в ту страшную ночь над поселком стоял несмолкающий стон и плач. Рассчитывать на быстрое оказание помощи пострадавшим в глухом, затерянном в тайге поселке не приходилось, поэтому трудно сказать, сколько выжило из числа тех, кто получил ожоги – в материалах уголовного дела эта цифра не отражена.

Хоронили погибших на острове посреди речки Шеркалки, с тех пор этот остров в народе называют Могильным. По рассказам жителей села Шеркалы, некоторые могилы с крестами сохранились до сих пор, хотя сам Каксинский подучасток давно не существует.

Для расследования трагического происшествия в таежную глубинку прибыла комиссия, говорят, даже из Москвы. Итоги ее расследования легли в основу уголовного дела, которое через месяц – 22 декабря – рассматривал окружной суд. На скамье подсудимых оказались киномеханик Александр Снегирев, моторист Валентин Плесовских, житель поселка Петр Санклин, бросивший спичку, от которой возник пожар, и заведующая районным отделом культуры Анна Розенберг.

В ходе расследования выяснилось, что Розенберг приняла на работу Снегирева без паспорта и трудовой книжки, кроме того, его имя, вписанное в удостоверение киномеханика, не соответствовало тому, что было вписано в листок по учету кадров. По всей видимости, это вообще был случайный человек, как говорят, с улицы, которому не стоило доверять демонстрацию фильмов.

Перед приемом на работу никто не проинструктировал Снегирева относительно соблюдения правил пожарной безопасности. Да и кому было это делать, если заведующая отделом культуры Анна Розенберг, педагог с 24-летним стажем, недавно назначенная на эту должность, сама понятия не имела о работе кинопередвижек и тем более о правилах противопожарной безопасности при их эксплуатации?

Выявились и другие вопиющие факты, например, двигатель внутреннего сгорания был расположен как раз на пути движения зрителей. Быстрой эвакуации помешало и то, что при выходе был натянут кабель, соединяющий киноаппарат с двигателем, к тому же выход был всего один. А заправка бензином двигателя внутри помещения красного уголка? В общем, нарушения правил противопожарной безопасности были на каждом шагу. То, что к ответственности не привлекли начальника подучастка, который отвечал за все на вверенной ему территории, скорее всего, объясняется тем, что на пожаре погибла его беременная жена и его просто пожалели.

Суд признал виновными...

Главным виновником трагедии суд признал киномеханика Снегирева и назначил ему наказание – 10 лет лишения свободы. Моториста Плесовских, который не был в штате отдела культуры, а на добровольных началах помогал киномеханику, осудили на три года. Три года условно получил Санклин. Суд, учтя преклонный возраст завотделом культуры Розенберг, а также короткий срок пребывания ее в этой должности, положительные характеристики, назначил ей исправительно-трудовые работы по месту работы с удержанием в доход государства 25 процентов заработной платы ежемесячно в течение года.

Суд постановил взыскать со всех осужденных в пользу райотдела культуры 3 205 рублей за сгоревшее оборудование красного уголка. Еще через месяц, 20 января 1955 года, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР рассмотрела кассационную жалобу Валентина Плесовских и не нашла оснований для отмены приговора, так как «в результате преступных действий наступили исключительно тяжкие последствия». Действительно, такие тяжкие, что до сих пор в памяти народа сохранилось это трагическое происшествие.

Маруся-комсомолка

Вот что рассказывали несколько жителей села Шеркалы Октябрьского района.

 Анна Богатырева: «На этом участке жила моя сестра Ираида с мужем Александром Шехиревым, который работал радистом. Не только сестра, но и другие говорили, что двери клуба кто-то подпер снаружи, поэтому люди стали выбивать окна. Был там Ваня-калмык, который многих ребятишек вытащил из огня. По рассказам сестры, люди сильно обгорели, страшно было смотреть. Не всех похоронили рядом с поселком: начальник участка увез на родину свою погибшую беременную жену».

Тамара Макарова: «Мне было 18 лет, я работала десятником на участке. Когда мы пришли в клуб, все места уже были заняты, поэтому остались стоять у двери, что нас и спасло. Когда начался пожар, мы сразу же выскочили. Парнишка, моторист, испугавшись, убежал в лес, его потом долго искали. Тогда говорили, что погибли 22 человека и что большинство не сгорели, а задохнулись дымом от кинопленки. Здесь работали сезонники из Белоруссии, молодые девчата, из них одна погибла – комсомолка Маруся. Ее тут и похоронили. Здесь не было кладбища, так как поселок считался временным, а тут сразу же появилось столько могил. Страшно все это вспоминать…»

Александр Воронцов: «Мы с мальчишками в 60-е годы бывали в этих местах, приезжал сюда и позже. Лесозаготовительный участок уже не существовал, остались только фундаменты от бараков, ямы, кирпичи от печей, территория заросла травой и деревьями. А кладбище находится как раз напротив того места, где был поселок. Я бывал на Могильном острове. Памятников, обелисков там нет, но кресты стоят. Местные, кто рыбачит, охотится или собирает ягоды в этих местах, не нарушают покой умерших».

Анна Шахова: «Мы с мужем работали на Каксинском участке. В тот день пришли с работы, поужинали и хотели пойти в клуб посмотреть кино. Как сейчас помню, шел фильм "Гибель "Орла". Только стали выходить, как кто-то забежал в барак с криком: "Клуб горит!" Мы побежали. Картина была страшная, люди выскакивали – кто в двери, кто в окна. А какой стон стоял в поселке! Людям некому было оказать помощь, больницы на таких участках не строили».

Да, есть воспоминания очевидцев, сохранились материалы судебного заседания по делу о пожаре. А как отреагировала окружная власть на трагедию? Сегодня в подобных случаях создается окружная комиссия для расследования происшествия, оказывается материальная помощь пострадавшим.

Судя по материалам фонда № 1 Государственного архива Югры, где хранятся документы с заседаний окрисполкома, в те ноябрьские и декабрьские дни 1954 года были рассмотрены десятки вопросов – от награждения медработников до планов лесозаготовителей, но ни слова не сказано о трагедии на Каксинском под- участке.

Вот и догадайся: то ли власть засекретила ЧП, как это было принято в те годы, то ли проигнорировала.

Человеческий фактор 

Действительно, был приключенческий фильм «Гибель «Орла», его создали на киностудии «Союздетфильм» в 1940 году. Но стала ли таежная трагедия уроком для других? Похоже, нет.

Через полгода подобное происшествие случилось в Березовском районе, к счастью, без человеческих жертв. 30 мая 1955 года пьяный моторист конторы связи, заправляя лодку бензином, разлил его на мотор и паяльную лампу. Поднеся спичку, чтобы зажечь паяльную лампу, он спровоцировал пожар, который уничтожил 5 посылок, 18 кинофильмов, 4 ценные бандероли, 17 газетных пачек – все, что моторист должен был доставить адресатам. Ущерб составил 41 533 рубля.

Беспечность, безалаберность, легкомыслие как причины трагических происшествий фигурируют в уголовных делах под названием «человеческий фактор». Так было, так есть. И, похоже, так будет? Даже самые страшные трагедии ничему не учат...

Места

Комментарии

Оставить комментарий